разработка и контент-поддержка
Sergey Kuznetsov Content Group
Политики объявляют войну терроризму. Мы не очень верим, что в этой войне можно одержать окончательную победу, но верим, что можно научиться жить в эпоху терроризма.
Что значит жить в эпоху террора?
Вы заметили, что тревожащая вас проблема еще не освещена на нашем сайте? Пишите нам — открылся новый раздел, где мы публикуем ответы специалистов на ваши вопросы.

Теракт не коснулся лично ни меня, ни моих знакомых

Задайте себе вопрос, зачем вы пришли на этот раздел. Ведь вы не пострадали в теракте непосредственно — только видели по телевизору, слышали по радио, читали в газетах и в Интернете. Тем не менее, вы потрясены: вам страшно, вы злитесь, чувствуете свое бессилие, хотите сделать хоть что-нибудь.

Это происходит с большинством из нас. Для этого и совершаются теракты. Террористы метят не в те десятки или сотни людей, которые становятся непосредственными жертвами; их цель — наше спокойствие и стабильность нашего мира. Они используют нашу способность сострадать, наш страх за близких, наше желание справедливости. Что мы можем этому противопоставить?

Прежде всего — давайте попробуем не бояться своих чувств. Давайте поймем, что происходит с нами — потому что понять, что случилось в Беслане или на Дубровке, нам, возможно, так и не удастся.

Наша реакция на теракт состоит из двух частей: рациональной, направленной на то, чтобы извлечь уроки из прошлого и обезопасить наше будущее — и иррациональной, неконтролируемой, отнимающей у нас способность нормально жить. Например, тревога сделает человека осторожным, что необходимо в экстремальной ситуации — а страх парализует его, лишает способности действовать адекватно. Мы хотели бы помочь хотя бы кому-нибудь из наших читателей разобраться с этой второй, разрушительной, частью их переживаний. Справившись с иррациональной частью своих эмоций, избегая паники, наведя порядок в своем внутреннем мире, человек куда лучше сможет влиять на положение вещей в мире внешнем.

теракт не коснулся лично ни меня, ни моих знакомых